^Аниме-форум Абакана^ и его окрестностей

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Сказочка

Сообщений 241 страница 257 из 257

241

//Обжигался я в детстве раскаленным маслом. Неприятное ощущение.
Да уж. Зрелище жалкое. Командующий многотысячного войска сейчас был больше похож на печеную картошку, которую только развернули из фольги. Азазель рыдая поливала ожоги из склянки какой-то жидкостью красного цвета. Геманиму вроде становилось лучше. Геманим раскрыл один глаз.
Геманим: #$@%#$!
Азазель: Не оскверняйте свою речь бранью, командующий, ибо это противно господу.
Катара облегченно вздохнула.
Геманим потянулся к бутылке с красной жижей, Азазель поспешно передала ему ее в руки. Командующий приложился и выпил почти всю бутыль одним длинным глотком.
Геманим: Кхе-кхе, ну и гадость. Надо сказать алхимику, что б сахару туда что ль добавлял.
Геманим: (Катарае)Пока мы тут бились, я все думал. А ну наклонись…
Он прошептал что-то на ухо Катаре и она переменилась в лице. Точнее ее лицо озарила радостная улыбка.
Геманим: Ну а поскольку пользы от меня более никакой, то пожалуй я вас покину. Все что мог для вас я уже сделал. Дальше сами.
Азазель помогла Геманиму подняться и повела его к открывшемуся порталу.
Азазель: (через плечо) Удачи!
И они исчезли в сиянии портала, который за тем растворился в воздухе.
Катара еще некоторое время смотрела на то место где раньше был портал, потом решительно направилась к Вассерману и прошептала ему на ухо то что сказал ей Геманим. Вассерман поднял бровь, повернулся к Техносфере, изучая ее взглядом.
Вассерман: Действительно! Это так просто что даже смешно! Ха-ха, ха-ха. ХАХАХАХАХАХАХА!
Они стояли с Катарой положив руки друг к другу на плечи и смеялись в полный голос. Остальная часть нашей группы смотрела на них недоуменно, естественно кроме Тненку, которую чем-либо удивить довольно сложно.
Властелин: (прихлебывая кофе)Веселитесь? Веселитесь… не долго вам осталось смеяться.
Властелин щелкнул пальцами, тут же перед ним как из под земли появился человек в форме офицера мирового зла.
Властелин: Испытания каких существ у нас планировались на сегодня еще?
Офицер: (заглянув в лист, прикрепленный к планшету) Сейчас у нас на очереди громадные механизированные насекомые, а после них мартышки-псионики.
Властелин: Выпускайте и тех и тех. Я устал и хочу покончить с этой кучкой фриков до ужина.
Мистик накладывала пластыри на раны Боярскому и Чаку, Тненку порхала с масленкой вокруг терминатора, а Вассерман с Катарой все так же хохотали, когда земля опять загудела от топота многих тысяч ног.
Катара: Ладно, хватит смеяться. Пора воплощать подсказки в жизнь.
Катара подобрала валявшуюся под ногами алебарду и сунула ее в руки терминатору, тот сразу встал с ней в стойку, готовый к обороне.
Катара:  Да нет Арни, осади. Сделай из нее лопату.
Терминатор: Лопату?
Катара: Да лопату. Скорей, у нас не так много времени.
Терминатор послушно согнул лезвие и укоротил древко, превратив алебарду в довольно сносную лопату.
Терминатор: (протягивая «лопату» Катаре) Вот.
Катара:  (покачала головой) Теперь копай!
Терминатор принялся рыть землю у себя под ногами.
Катара: О, горе мне с вами. Да не тут же, а под поле копай и быстрее, пока этот высокомерный кретин на балконе ничего не понял.
Терминатор бездействовал лишь мгновение, а после с огромной скоростью вгрызся в землю под полем и в пол минуты исчез под землей и появился  внутри купола техносферы.
Катара: Ну живее же, внутрь! (Катара прикрикнула на разинувших рот Боярского, Мистик и Чака)
Властелин прихлебывал кофе, поглядывая на секундомер.
Властелин: (к офицеру, стоящему за спиной) Скажите ученым, чтоб делали тварей побыстрей. А то 4 минуты а они все никак не пробегут десяти километров от лаборатории.
Рядом с Властелином материализовалась улыбка чеширского кота
Улыбка: Привет!
Властелин поперхнулся кофе. Улыбка начала обрастать губами, головой и всем остальным и через пару секунд перед властелином висел в воздухе Вассерман, с растрепанной бородой и в грязной разорванной робе. Властелин не спеша покидать трон коварно улыбнулся Вассерману….

(дополнение от 1.04.2008)
Властелин: А я-то уж думал когда…. Неполное поле, знаешь ли дороже стоит чем полное.
Мысли Вассермана летали в голове более чем со световой скоростью «Черт, значит это ловушка» «Катара в опасности!». Вассерман попытался телепортнуться обратно к своим друзьям, но у него ничего не вышло.
Вассерман: Что за?
В комнату медленно вошел человек. Эти чуть вьющиеся жидкие седые волосы и усы не возможно было не узнать. На Вассермана смотрел Александр Друзь.
Властелин: А это мой сюрприз тебе. Чтобы не скучно было смотреть как твоих друзей рвут на части.
  Мысли Вассермана начали метаться по его сознанию с удвоенной скоростью и в удвоенном количестве: «Я не смогу! Кто? Боярский! Какой у него там пароль на разблокирование сознания? Черт, совсем недавно подсмотрел. Пароль… пароль… Айвенго!». И он послал какой мог мощный импульс в сознание Боярского «АЙВЕНГО!».
Вассерман: (Друзю спокойным голосом)Приготовьтесь, Александр. Активировать четвертый и пятый мозг…
  Вне техносферы возвращения Вассермана ждало 6 фигур. Сразу за силовым полем на наших друзей скалились морды псиоников-мартышек и зыркалки огромных механических насекомых, клацая от досады, чем они там могли клацать, потому как сквозь поле они ну никак не могли пройти. Неожиданно силовой экран техносферы пропал, а  сама техносфера начала подниматься в воздух и уже через несколько секунд парила на расстоянии где-то 30-50 метров от земли, но нашей команде приключенцев было не до этого, так как преграда отделявшая их от монстрюков пропала и сейчас они были очень плотно заняты их истреблением, а точнее борьбой за свои жизни (у кого они конечно были, хехе. [комментарий Тненку]).
  От техносферы отделились два огромных шара и бешено начали сталкиваться в воздухе и выпускать друг в друга сгустки энергии.
Мистик: (подняв голову) Я смотрю Вассерман тоже развлекается.
Катара: (долбанув ближайшую макаку складником) Кажется он что-то пишет в воздухе.
Шар Вассермана оставлял в небе неровный шлейф, который постепенно складывался в буквы.
Тненку: А..й.. в..е..н..
Шар Друзя прорезал дымку шлейфа и надпись распалась.
Катара: Интересно, что он хотел этим сказать?
Чак: Может «АЙ! ВсЕ Нафиг бегите!»
Мистик: (парируя клешню жукоробота прикладом винтовки) Нет, наш Васыч не может настолько потерять самообладание.

Вассерман: (делая в небе мертвую петлю и уходя от сгустка энергии запущенной в него Друзем) Твоюмать! ТВОЮМАТЬ! ТВОЮМАТЬ!

Тненку: (проследив за диким маневром Вассермана) Какое самообладание…(удар кухонным тесаком по мартышке)

Вассерман: МАМА! Я НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ!

Боярский: Айвен… Айвен… Вообще-то у меня есть предположение. (удар мечом по жукороботу) Но причем здесь это? (еще удар) Книжка была в детстве, которую я читал (мозги мартышки-псионика шипя испарились с лазерного лезвии)Вот ведь…
  Жукоробот встал на задние конечности и попытался задавить Боярского своим телом, но стальной кулак терминатора послал его в дальние ряды копошащегося месива.
Боярский: Спасибо, Арни.
Терминатор: Ноу проблем. (возвращается к крушению и ломанию)
Боярский: (не переставая работать мечом) Так вот эта книга называлась «Айвенго», только причем тут….
….
  Маленький Миша увлеченно листал книжку о рыцарях. Сегодня был его день рождения. Сегодня ему дарили подарки, кормили вкусным тортом. Были зимние каникулы и приближался новый год. Сегодня он был счастлив. День прошел весело и вымотанный он улегся в кроватку.
Мама Боярского: (укладывая его спать) Сегодня твой день рождения, так что не забудь загадать желание перед сном.
Очень молодой Боярский: Хорошо.
Миша заснул и в эту ночь ему приснился странный сон. Во сне к нему явился зеленый человечек. Он был одет в коричневую робу, у него были большие острые уши и седые жидкие волосы. Еще он опирался на палку и говорил, смешно переставляя слова местами.
Человечек: Уверен в желании своем ты?
Очень молодой Боярский: Да. Я хочу быть рыцарем и сражаться с несправедливостью.
Человечек: Желание исполнимо твое. Придется родителей твоих оставить этого для.
Очень молодой Боярский: Я не хочу этого. Но я очень хочу стать добрым рыцарем. Как же мне быть.
Человечек: Сделать могу что хочешь ты. Вернуться на землю не сможешь тогда.
Очень молодой Боярский: Но я не оставлю родителей? (человечек кивнул) И в то же время буду рыцарем? (человечек опять кивнул) Как такое может быть?
Человечек: Сделать два тебя можно. Один далеко со мной уйдет, останется тут второй тогда.
Очень молодой Боярский: (задумался ненадолго) Хорошо. Пусть так и будет.

  Через несколько лет.
Молодой Боярский держит в руках лазерный меч с синим лезвием, что означает что сейчас он падаван. Он и его учитель находятся в комнате для тренировок, и занимаются тем, чем обычно занимаются в комнате для тренировок, то есть тренируются. Боярский парирует два удара учителя, а потом резко опускает меч сверху, но его учитель легко отбивает удар и отбрасывает своего ученика на пол комнаты.

Обиван Кеноби: Спокойно, юный падаван, атаковать с яростью – путь ситхов. Ты должен быть спокоен, чтобы чувствовать силу вокруг себя. Чувствуй движение силы в своем противнике. Угадывай его удары, до того как он их нанес.
Боярский: (поднимаясь с пола) Да учитель. Прости меня, я забылся.

Молодой Боярский: Ну вот угораздило же нас застрять на этой банке с мусором.
Он угрюмо смотрел на кучу музыкальных инструментов, возвышающуюся перед ним. В голове прокручивались слова учителя.
«Обиван Кеноби: Волею силы, юный падаван занесло нас на эту планету, но в наших силах выбраться отсюда. Надо лишь заработать немного денег на горючее.»
Боярский покосился на вывеску перед дверью «Конкурс музыкальных талантов. Главный приз 1000 кредитов». Со вздохом он вытащил из груды того из чего галактические существа извлекают звуки акустическую гитару.
Боярский: (критически осматривая инструмент) Вроде цела (попробовал стурны) и даже вроде как настроена.
Вздохнув он вошел в мрачный коридор перед сценой. По счету он выступал сто-каким-то и когда подошла его очередь в концерте сделали уже четыре перерыва, а уши у него опухли от инопланетной музыки. Устало он вышел на сцену и посмотрел в зал. Лица ему было видно плохо. «Только бы получилось»: пронеслось у него в голове. Он тронул струны и запел:

В мой старый сад Ланфре-ланфра лети моя голубка.
Там сны висят ланфре-ланфра на всех ветвях голубка
Ланфре-ланфра ланта-тита там слыш ручей, трава густа
Пастель из ландышей пуста. Лети в мой сад голубка.

  Он пел Ланфре-Ланфра. Песню, которую он и сам не помнит откуда узнал, но которая ему почему-то понравилась. Он пел, а в зале рос недовольный гул.
Голос из зала: Вон со сцены!
Еще голос из зала: Какая мерзость!
И еще голос: У нас за такое на Матуккине пинками угощают…
  На сцену что-то полетело и Боярский поспешил покинуть треклятое заведение. Он со стеклянным взором доплелся до какого-то бара и машинально заказал выпивки и только допивая стакан осознал, что у него нет ни одной кредитки. Расстраиваться он не стал и заказал еще один стакан, когда к нему подсел незнакомец с короткой бородкой и лисьими глазами.
Незнакомец: (бармену) Еще стакан моему другу и запишите все, что он заказал до этого, на мой счет.
Боярский: (незнакомцу, не вынимая нос из своего стакана) К чему все это? Я бездарность.
Незнакомец: Никак нет, просто тут другие понятия о музыке и культуре. Земной музыки они не понимают. В отличии от меня. (широко улыбается Боярскому)
Боярский: Вы с Земли?
Незнакомец: Что-то типа того.
Боярский: Я чувствую в вас огромную силу. Вы джедай?
Незнакомец: Ситх! (ловит испуганный взгляд Боярского) Шучу –шучу. Не сказал бы про себя, что я джедай, но сейчас вот в академии. Здесь на каникулах. Слышал у них тут отменная выпивка…
Бояский: А вы случайно не знаете где бы нам раздобыть немного кредитов. Мы оказались в небольшом финансовом затруднении, а нам бы лететь…
Незнакомец: Я могу подсказать вам одного, кхм.. человека (улыбается)
Боярский: Был бы вам очень благодарен. Кстати я так и не спросил, как вас зовут?
Незнакомец: Норис. Чак Норис. Лучше просто Чак.

  Прошло еще 15 лет. Боярский стал джедай-мастером необыкновенной силы. Как-то когда он возвращался с одного из заданий совета. Его шатл сбили и он, о неудача, разбился на оккупированной ситхами планете. Его подобрали, и обработали раны. Он предпочел бы увидеть что-угодно другое, открыв глаза, но в лицо только что очнувшемуся Боярскому смотрела маска палача. Его пытали. Жутко пытали. Он понял что долго не протянет и потому применил одну из древних техник, которой его обучил Обиван Кеноби.
Голос Обиван Кеноби: Ели ты попадешь в критическую ситуацию, и тебе будет необходимо закрыть свой разум и спрятать воспоминания… В общем на этот случай я обучу тебя одной технике…
Боярский сконцентрировался, насколько это только можно было, пробиваясь сквозь боль, собрал в голове все что было важного в один огромный архивный файл и поставил на него пароль.
  Ситхи еще долго глумились над телом и разумом джедай-мастера, но казалось что он все начисто забыл. Тогда они проткнули его собственным мечом и выкинули на поверхность планеты. Он лежал оборванный и истощенный несколько дней, но животные почему-то не тронули его.
Голос Чака: Очнись! Миша очнись! (Чак тряс Михаила за плечо)
Боярский: (открывая глаза) Кто вы? Где я?
Чак: Мастер Йода нашел тебя в потоках силы. Я пришел спасти тебя. Постой «Кто я?»
Боярский: Да, кто вы?

Академия джедаев. Мастер Йода довольно продолжительное время всматривается в глаза ничего не понимающего Боярского.
Йода: Забвения технику применил он.
Чак: Так расколдуйте его обратно.
Йода: Этого не могу я. Слово ключ знать надо открыть его разум чтоб.
Чак: Какое еще слово-ключ?
Йода: Этого знать не могу я. Покажет время.

  Боярскому пришлось заново учиться в академии, но что-то было не так. Видимо с воспоминаниями он закрыл и большую часть своих талантов. Фехтование давалось ему с трудом. Силой он пользоваться практически не мог, зато заново сдружился с Чаком Норисом и они чуть ли не каждое воскресенье проводили в барах за стаканчиком чего-нибудь покрепче, когда в один прекрасный день их буквально из-за стойки выдернули на заседание совета…

  Снова возле техносферы.
  Боярский стоял как вкопанный несколько мгновений, как вдруг осознав что он находится на поле боя, сделал свой первый взмах мечом, потом еще, и еще. Казалось что он плывет в каком-то танце, но танце смертоносном, так как в радиусе двух метров от Боярского поле мгновенно очистилось и он двигался полукругом, защищая спину Катары как небольшой смерч.
Боярский: (импульс Вассерману) Спасибо!
\\Туби континуед  )

Отредактировано Gemanim (2008-04-01 11:14:54)

+2

242

Огромные механизированные насекомые и мартышки-псионики падали один за другим, а Боярский продолжал разить их своим лазерным мечом. Он передвигался плавно, но настолько быстро, что за ним было сложно следить, от него исходили гигантская мощь и волны энергии, а глаза пылали синим огнем... Он разрубал врагов, ни на секунду не останавливаясь и если присмотрется к его губам, то можно было понять что он говорит какие-то слова, спустя некоторое время, можно было услышать его шёпот и если прислушаться - песню, которая переросла в крик. "ЛАНФРЕН-ЛАНФРА! ЛАН-ТАТА-ТА! ТАМ СВЕЖ РУЧЕЙ! ТРАВА ГУСТА! ЛАНФРЕН ЛАНФРА!!!..", с этими словами Боярский сделал взмах рукой в сторону и огромная толпа мартышек отлетела на несколько метров. Все остальные тоже закричали и продолжили бой с порождениями генетики и мутации. Зеленая кровь лилась ведрами, а кишки разлетались в разные стороны. Разрубив последнего пятиметрового титанового богомола, Боярский издал победный вопль.. Друзья с восхищением смотрели на него. Боярский с горящими глазами и в шляпе стоял на горе трупов поверженных врагов, подняв свой меч вверх и кричал, его черный плащ развевался на ветру...

Боярский: WAAAAAAAAAAGHH!!!!
Катара: Всё, Миш, достаточно^__^
Боярский: ВАААААААА!!! АЙМ ЭН ОГАААА!!! ЙААА!!!
Тненку:*достала кастет*
Чак Норрис:Думаю теперь с ним этот номер не прокатит..
Тненку: чорт..*убрала кастет*
Мистик: *погладив Боярского по плечу* Миш, ну хватит уже, мр?
Боярский: Кхм..кхм.. Here I am, on the road again..
Терминатор: *убрал железную трубу* ..ано..Привет снова
Боярский: Я вспомнил всё..
Злой Властелин: Well, well, well... Кажется кто-то обрел память... Ну что же, теперь будет веселее
Боярский: Каналья!! Ты поплатишься за все что ты сделал!
Злой Властелин: Бугага) *шелчок пальцами*

На палубу техносферы рядом с троном Властелина вышел Александр Друзь, держа за шиворот оглушенного Вассермана, у которого были свзяны руки и заклеен рот...

Злой Властелин: Каррамба) вы про него совсем забыли.. Что делать, что делать, за ошибки приходиться платить. И сейчас я кое что с ним сделаю *хлопнул в ладоши* эй принесите-ка мне мое секретное оружие, которое как раз подходит для таких случаев!

На палубу вышли двое офицеров мирового зла, неся на большом серебряном подносе необычного вида бластер. Злой Властелин взял пушку в руки и взвел какойто рычаг и пушка замигала разными огоньками и стала издавать разные звуки, типа "няя"..
Злой Властелин:*зло посмотрев на офицеров с подносом* Я же просил, чтобы в этот раз звуки были более зловещие!
Офицеры: Но сэр, мы не..
Злой Властелин: Аааа...конечно, ты ничего не знаешь.. Тестировали?
Офицер#1:*капля* Никак нет..
Офицер#2:*капля* Не успели..
Злой Властелин: *выстрелил в первого офицера, после чего тот тут же с хлопком исчез*
Офицер#2:*большая_капля*
Злой Властелин: Вроде бы работает исправно.... Свободны, офицер..

Офицер пулей умчался с палубы, а Злой Властелин расхохотался и, покрутив и нажав какие-то хитроумные переключатели на странном оружии вновь привел пушку в действие.

Злой Властелин: *глядя на оглушенного Вассермана* Да, он нас сейчас не слышит, поэтому последнее желание и его слова мы не узнаем...
Катара: НЕТ! НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО!
Злой Властелин: Саянара, мой дорогой Вассерман, ты сам виноват во всем этом..

С этими словами Злой Властелин спустил курок.. Оружие завибрировало и зарычало, готовясь отправить Вассермана неизвестнокуда..... Но тут Чак Норрис издал нечеловеческий крик и со всей силы ударил ногой с разворота земли под собой, изза чего там образовалась глубокая вмятина, а сам он в мгновение ока оказался в воздухе на парящей техносфере.. За долю секунду он успел толкнуть Вассермана с техносферы... Раздался хлопок. И Чак исчез.

Катара: ЧАК! НЕТ!
Тненку: *поймала Вассермана на лету*
Злой Властелин: ХАХАХАХАХА! Похоже, что в сети попалась рыбка побольше. Можете попращаться друг с другом, скоро вас здесь тоже не станет....тэкс..сплэш....*принялся переключать рычаги на пушке*
Мистик: *достала откудато нашатырь и дала Вассерману* Нельзя сейчас спать!

Вассерман вздрогнул и открыл один глаз.. Он увидел Тненку, Катару, Терминатора, Боярского, Мистик стоящую над ним, Техносферу, парящую в воздухе, Властелина с пушкой в руках нацеленной на них, Друзь тоже стоял на палубе скрестив руки на груди. Мысли Вассермана. Мысли Вассермана вновь зашевелились в его голове."Я на земле.... Но дрался в воздухе с Друззем, очевидно меня таки схватили. У него в руках пространственно-временное акустическое ружье, Чака нет. Стало быть Чак пожертвовал собой...плохо.. Но надо что-то делать.. Нужно как можно быстрее увести отсюда Катару и остальных.... Тненку.. Ты мне поможешь" - "Не вопрос, Васыч" - мысленно ответила ему Тненку и подмигнула, взяв за руки Терминатора и Боярского.. "буду в тесной мужской компании..." - "Где?" - "Встретимся там где он нас не найдет" - "Ты думаешь о том же о чем и я?" - "мы читаем мысли друг друга и ты знаешь что я еще ни о чем не подумала" - "на случай если кого-то из нас возьмут живыми, мы не должны знать это место. Я закрою свою память в случае чего, а ты.. Возьми Катару.... она найдет путь.. и мы найдем её" - "хорошо...  все, нет больше времени для раздумий!" - "мы найдем вас!" - "или мы - вас).. Тненку следит и за тобой..". Обменявшись последними мыслями с Вассерманом, Тненку отпустила руку Терминатора и схватила Катару.

Злой Властелин: Адиос, амигос! *выстрел*
Катара: Тненку! Что происходит?
Боярский: Что за каламбур?Сейчас от нас мокрого места не оставят..
Тненку:*окутывая Катару и Боярского черным туманом* Спокойствие... Держитесь крепко!

В ушах Катары звенели маленькие колокольцы, и все трое погрузились в полнейшую темноту... Последним что увидела Катара было то, как Вассерман хватает Мистик и Терминатора за руки.. После чего все померкло в кромешной тодэшной тьме....

Злой Властелин: *глядя вниз и закуривая сигару* Сплэш вышел неплохой, еще и земли порядком вместе с ними прихватил.
Друзь: Да, сэр! Сплэш 50 метров в диаметре..
Злой Властелин: Ну что я могу сказать.... Похоже что древнее пророчество все же ошиблось, а может она вовсе и не Избранная.. Открываем шампанское!! Сегодня пир! А завтра.. завтра нас ждет мир..весь)

И техносфера полетела в сторону горзонта, где садилось Солнце, озаряя своими лучами огромное поле, впитавшее неимоверное колличество крови, на котором за этот длинный день произошло столько сражений и столько жизней оборвалось, что можно было сравнить с любой войной.. Да это и была война.... Впрочем.. Она еще и не закончилась..

*чонить конец первого тома*  =))

0

243

Мда… Вот только в великой войне наций, которую невольно развязал Чак Норис, убив американского президента, да и на фоне общего пиз.. кхм апокалипсиса, великая битва Катары против темного властелина осталась незамеченной. В желтых газетах всплыло, по поводу огромных воронок и полей кровищи, что-то о новом оружии и проделках инопланетян в сотрудничестве с азиатскими террористами. И так продолжалось до…

Развалины города Берлин. Полдень. Битва между востоком и западом.

В полуразрушенном здании сквозь взрывы и грохот выстрелов офицер в грязной форме с нашивками НАТО, держа в руках рацию пытался докричаться до кого-то на другом конце.
Офицер: Где вашу мать подкрепление! Где оно! Я уже 20 минут держу это долбанное здание! Трети моего взвода уже нет!
Голос из трубки: Первый взвод отправленный вам на подмогу по воздуху попал под обстрел. С ними потеряна связь.
Офицер: (просебя…) Долбанные умные ракеты..(в трубку) А мне-то что прикажете делать?
Голос из трубки: Пока ничем не могу помочь, либо вы нам расчищаете каким-то чудом воздушный коридор, либо ждете помощи от соседних отрядов. О вашем тяжелом положении они оповещены.
Офицер: Да вы там в штабе охренели совсем…
Голос из трубки: Конец связи.
Офицер хотел было швырнуть трубку об землю, от чего она непременно бы разлетелась, но усилием воли удержал себя.
Офицер: (опять же самому себе) Спокойно… спокойно… это последняя целая рация.
Хмуро он передал трубку радисту и уселся возле ближайшего окна с винтовкой, дабы продолжить уничтожение ненавистных «восточных».
Выдав пару десятков очередей, офицер замер. Что-то заставило его рот приоткрыться .
Офицер: А это еще что за твою мать?
Он нажал на курок и автоматическая винтовка дала очередь.
Офицер: Твою господа бога! Да что это за хрень!
Очереди становились длиннее, а глаза стрелявшего человека все больше от ужаса. Он ничего не слышал от страха. Не слышал как у него кончились патроны и винтовка беспомощно щелкала когда он нажимал на курок снова и снова. Его сознание заполнили безграничное удивление и страх.

Штабной бункер «западных».
В зал стратегического планирования, громко хлопнув дверью, влетает человек в офицерской форме с погонами полковника. Генералы отрываются от карты и смотрят на вошедшего.
Полковник:  (отсалютовав) Генерал, срочное сообщение из Берлина. Нас атакуют неизвестные силы.
Генерал: Насколько серьезная атака?
Полковник: По последним данным нас атакуют не только в районе Берлина, но и по всему восточному фронту. Мы несем тяжелые потери. Из-за невозможности использования авиации в этом районе немедленное отступление невозможно.
Генерал: Чертовы «восточные»!
Полковник: Никак нет, данные разведки показывают что и наши противники попали в аналогичную ситуацию. Их атакуют те же самые силы.


Случилось то, что случилось. Война, развязанная на громких лозунгах о долге, чести и любви к родине поделила население земли на два лагеря: Восточный (Азия, Россия, часть латинской Америки…) и Западный (Европа, Америка, Канада…). Из-за невозможности использования ядерного оружия, а использование грозило разрушением планеты, все бои велись на короткой и средней дистанциях. Боевая техника перестала быть эффективной после массового запуска в производство «умных» ракет: компактные размеры и простота использования, пусковая установка может легко переноситься одним человеком. Ракета запускается и летит по обычной траектории, как только на ее пути появляется какая-нибудь боевая техника, компьютер, определяя цель, запускает небольшой реактивный двигатель, резко меняя траекторию в сторону цели и увеличивая скорость снаряда… единица уничтожена. Небольшая группа с этими самыми ракетами, зашедшая с фланга на довольно таки большом расстоянии может расщелкать танковый взвод как орешки.
С авиацией получилась та же история. Чуть более громоздкая, чем пусковая установка для умных ракет, полевая установка ПВО обладала мини-радаром и стоила в 100 с лишним раз меньше чем уничтожаемые ей самолеты.

Хороший бронежилет (даже 4 штуки) стоит меньше хорошего танка, а так как держать большое количество техники на поле боя стало бессмысленным, началась эра бронекостюмов. Успели запустить в производство одни из самых простых моделей, состоящих только из защитного покрытия, газовой маски и прибора ночного видения. Планировалось встроить в костюм защиту от бактериологического оружия  и радиации, снабдить миникомпьютером, который бы следил за состоянием здоровья солдата и вовремя вводил обезболивающее и антитоксины… Планировалось, но ученые не успели из-за внезапной атаки темного властелина. Многие из верхушки военных не хотели вначале принимать всерьез третью силу. Перед лицом был древний, обросший критикой общества враг с совершенно другим образом жизни, отвратным цивилизованному человеку. Но довольно трудно не считаться с третьей силой, когда она косит войска сотнями, не давая даже перерыва на обед, в любое время суток и при любых погодных условиях. Мутанты были гораздо выносливее людей.

И, о чудо! Перед лицом общей опасности люди решили объединиться! Аплодируем мудрости правителей. Как только огромный кусок дерьма свалился всем на головы, люди вдруг вспомнили, что они одного биологического вида и даже обладают разумом.
Были подписаны все мыслимые и немыслимые бумаги о сотрудничестве, генералы обеих сторон жали друг-другу руки, ослепительно улыбаясь телекамерам. Однако было поздно. К тому времени темный властелин уже сделал достаточное количество мутантов, чтобы они окружили лаборатории сплошным кольцом защиты, а оборотни (мутанты умеющие принимать человеческий облик) вывели из строя те военные спутники что были на орбите.
Любой отряд гуманоидов, подходивший к лаборатории на расстояние 150 километров превращался в живой фарш. Любая техника подходившая или подлетавшая  на то же расстояние в груду металлолома.

Надо отметить что самой эффективной веткой в развитии мутантов оказалась как раз гумманоидная. Мутанты получили высокую регенерацию и огромную силу, однако средний IQ, что нисколько не мешало им пользоваться оружием союзников. Ирония – оружие которое делали люди обращалось против них и уже не в первый раз.

Союзники отступали. Властелин захватывал города один за другим. Он требовал от людей повиновения, прославления темного властелина и по два ребенка из семьи для работы на кислотных шахтах. Основная масса захваченных людей довольно быстро подчинялась темному властелину, но были и те кто, не желая склонять голову перед ним, уходили в сопротивление и помогали войскам союзников, правда недолго...

Проходило время. Оружие людей совершенствовалось. Совершенствовались и мутанты. Не было слышно более со стороны траншей союзников стрекота Калашникова или Кольта коммандос, на смену им пришли тупоносые автоматы А-17 и A -17gl, бронекостюмы стали прочнее и умнее. Мутанты тоже взяли на вооружение новые игрушки союзников, но в отличии от людей они не носили брони, были сильнее, быстрее, обладали огромными способностями к регенерации. На одну особь из сил властелина требовалось от 30 разрывных патронов из A-17 , при том выпущенных одной очередью и в район груди или головы. И хотя в начале численного превосходства не было ни у одной из сторон, люди начинали выдыхаться без новой крови, а мутанты восполняли свои потери гораздо быстрее за счет массового производства в лабораториях.

Не в силах выдержать натиск мутантов союзники отступали.

Приуралье. Местность около завода по производству бронекостюмов.

Завод было уже не отстоять. Руководство, как всегда запоздало, приняло решение об отступлении. Ученые и рабочие были эвакуированы и осталось только вывезти оборудование. Была ночь. Нужно было продержать оборону 4 часа, прежде чем грузовики и вертолеты с оборудованием на достаточное расстояние отдалятся от линии фронта.
Оборонные позиции союзников представляли собой сеть бункеров, соединенных траншеями. Нападающие мутанты вообще не напоминали никакого известного в военной стратегии построения. Они шли лавиной… цунами… и волны этого цунами подминали под себя один бункер за другим.
Бой был в разгаре. Бойницы бункеров перемигивались светом автоматных очередей, как гирлянда для рождественской елки. Когда не было сил держать позиции, союзники отходили в бункер стоящий позади оставляемого… кто успевал.

Вот один из солдат бежит по направлению к бронированной двери, но в траншею спрыгивает мутант и преграждает ему путь. Человек вскидывает автомат, но внезапно его и мутанта ослепляет, появившаяся между ними, вспышка света, которая оставляет после своего исчезновения три фигуры. От одного из силуэтов как будто отрастает зеленый луч и разрубает огромную глыбу мутанта пополам.

Голос фигуры с зеленым лучом: Каналья…

+2

244

//небольшой оффтоп
Есть среди нас художники, которые читают наше творение, и которые изъявили бы желание нарисовать несколько иллюстраций к нему?

0

245

После получасового люрканья англоязычных интернетов наткнулся-таки на изображение Техносферы ^___^
http://images.wikia.com/tmnt/images/3/39/Technodrome.jpg
Остальные иллюстрации в процессе...

0

246

Нашол Катару... хехе, скорее всего достопочтенная Ичиго имела ввиду ее, ибо других персонажей с именем "Катара" нету.

http://i169.photobucket.com/albums/u218/avatar_ru/characters/katara.jpg
http://ipicture.ru/uploads/080501/u8ADT6uIeb.jpg
http://ipicture.ru/uploads/080501/2Vt3J331A8.jpg
http://ipicture.ru/uploads/080501/Eks2Kju11h.jpg
http://ipicture.ru/uploads/080501/VlTak3thTi.jpg

Шок? =) Оказывается она азиатка... Ну ничего, мне нравится.. кавайна чуть более чем наполовину...
Нормальных картинок в полный рост я не нашел, к сожалению... И фансервисная там только 1 серия...

Личность: Катара сильна характером, храбрая и независимая. Она неного идеалистична и никогда не теряет надежду. Раннее принятие ответственности наполняют её персонаж глубоким смыслом правосудия и обязанности другим. В дополнение к этим прекрасным качествам, Катара обладает темпераментом и настойчивостью, чтобы противостоять другим.

Браво, господа ^__^ мы почти угадали ее характер и возраст. В оригинале ей 16.

В опщем она персонаж мульта "Last Avatar", мульт американский, а не аниме, хотя влияние аниме чувствуется. Мульт известный, по нему куча русских и иностранных фан-сайтов... Пока листал скриншоты, пришел в ужас от того, что мне захотелось его посмотреть >__< полчаса молился Цуруе-тян, дабы избавила от лукавого...

Сейчас буду искать остальных...

0

247

Долго думал над кандидатурой Тнен-ку...

Так как реального анимешного персонажа такого нету (насколько я помню), то выбираем аналоги.
Поидее Сунако-тян идеальный вариант, но она слишком взрослая и большая для Тнен-ку.
Такчто я остановился на девочке-хикикомори Комори Кири из "Унылого Учителя".
Она очень кавайна, у нее длинные черные волосы и бледная кожа. По-моему внешний вид идеально подходит (по характеру конечно она на Тнен-ку совсем не тянет, но по внешности самое то, ИМХО)

http://ipicture.ru/uploads/080501/cHUkRS54Ms.jpg
http://ipicture.ru/uploads/080501/rsrjXacQLN.jpg
http://ipicture.ru/uploads/080501/UTc42wGRUE.jpg

Кастинг продолжается...

0

248

Долго искал пикчи с Мистик... ничего путного не нашел, только концепт-арт с Марвэлловского сайта, но думаю сойдет =)
http://www.marvel.com/universe3zx/images/thumb/7/76/Mystique442.jpg/440px-Mystique442.jpg

В общем представьте ее с нормальной кожей и в нормальной одежде ^___^...

0

249

Остальных представлять думаю не нужно. Все знают как выглядят Вассерман, Чак Норрис и Боярский:
Чак-сама:
http://cs09.vkontakte.ru/u289469/352784/x_e3f256af34.jpg
Боярыч в лучшие годы:
http://cs1121.vkontakte.ru/g1222653/a_70c6eaaf.jpg
Вассерман:
http://cs53.vkontakte.ru/u1679082/4418201/x_a28376d88b.jpg

остаются несколько вакансий: Азазель, Командующий Геманим и Злой Властелин.

В качестве Азазель может сойти Клэр из Клеймора, или ктонить из ее коллег. Только забрать у нее двуручник и дать ей арбалет и какую-нить небольшую шпагу:
http://www.world-art.ru/animation/img/7000/6235/46.jpg

Командующим Геманимом (натоящий Гамир наверно не пойдет =))) по моему разумению будет Парн из Лодосса. Состарить его лет на 10 и сделать доспехи блестящими

А вот со Злым Властелином проблема... Поидее он должен выглядеть как Ильпалаццо-сама, но без такой шевелюры, короны и огромных наплечников. Притом он должен выглядеть достаточно современно (например персонажи Слэерсов наверно не пойдут)

0

250

По поводу коммандующего Геманима. Коммандующий геманим и есть толстый паладин. Вот только в событиях сказки он еще и седой почти.
Так что попрошу без фотошопа...
А хотя... За время событий сказки он и его окружение порядком мутировали, так что видимо нужен новый образ именно для сказки. Ну парн так парн. Предлагаю Кая раскрасить в коричнивые и серые цвета (имперская форма) или коричневые и белые (парадная имперская) вот вам и подходящая кандидатура будет.

Отредактировано Gemanim (2008-05-04 11:25:14)

0

251

[предупреждаю: многа букаф и зохававание мосга непонятными терминами]

- Что за….?! – вскрикнула Катара выползая из воронки,  выложенной черной стекловидной массой, в которую превратилась земля вокруг них из-за временного прыжка.
- Все в порядке, Катара – сказала Тнен-ку, уже успевшая взобраться на труп мутанта, - мы совершили гипервременной прыжок в будущее. Правда понятия не имею в какое именно. Вассерман так и не успел рассказать мне как точно рассчитывать время прибытия.
- А нафига ты закинула нас в чертекогда, когда нам надо сражаться со Злыднем в нашем времени? А ну быстро возвращай нас назад!
- А вот немогу… во-первых, я не умею рассчитывать время назначения, а во-вторых между прыжками нужно выдерживать промежуток в 8 суток, во избежание временного коллапса и уничтожения Вселенной, а в-третьих у твоего этого «Злыдня» пространственно-временное акустическое ружье, против него мы пока бессильны.
- Ну блин, вечно вы напридумываете всякой научной хренотени… ну ладно. Боярыч, ты тут? Определи где мы находимся.

Траншею окутывал белый туман из водяного пара, образовавшегося из-за энергетической вспышки при появлении. Из этого тумана сначала послышалось кряхтение, а потом появился и сам Боярский, волоча за шиворот потерявшего сознание солдата.

- Хрен его знает, когда и где мы. Это какая-то военная траншея. И судя по близким звукам боя, тут идет война. Вот этот – он указал на солдата, -  тут рядом валялся, похоже живой. Думаю надо найти укрытие и допросить его.
- Оки, пойди вперед и найди конец траншеи, а ты Тнен-ку иди в другой конец. У меня голова гудит после этого вашего прыжка, да и нивидно нифига вокруг. Вы вроде получше себя чувствуете. Я покараулю аборигена.

Боярский тутже скрылся в тумане с одной стороны, а Тнен-ку спрыгнув с туши мутанта пошла в другую сторону. Через несколько десятков шагов она буквально лбом стукнулась об металлическую, наглухо задраенную дверь бункера. «Ну вот и убежище..» - подумала Тнен-ку и пошла обратно. Опять перепрыгнув через мутанта, она увидела Катару, с ошарашенным видом вжавшуюся в земляную стену траншеи. Солдат лежал чуть поодаль, лицом в грязи.

- Я нашла какойто бункер, думаю если Боярыч вскроет дверь мечом, мы сможем войти. Кстати, ты неочень то любезна с нашим пленником… мне помнится мы оставляли его в куда более удобной позе.
- Э?.. ааа… он это… он сам это!
- что такое? – спросил внезапно появившийся из тумана Боярский, - я сходил до конца траншеи, там есть бункер, но он полностью выгорел. Так что случилось?
- Он это… он проснулся и вскочил! Потом встал как вкопанный, посмотрел на меня и грохнулся в обморок.
- вполне нормальная реакция от человека, который должен был умереть. Ну ладно, там есть какаято железная дверь, Боярычу надо будет ее вскрыть.
- Без проблем, Тнен-ку. Веди Катару, а я потащу аборигена….

Боярский просто проткнул дверь лайтсейбером в том месте, где должен был быть замок, и дверь открылась. За ней был грязный покинутый бункер, наполненный гильзами и пороховым дымом. Посередине стоял стол и несколько стульев, в углу был какой-то алтарь.

Катара зажала нос: «Ну и вонища тут! Такое чувство будто мы попали на дно ящика с нестиранными носками…»

Боярский смахнул со стола помятые алюминиевые кружки и тарелки, и положил солдата. Катара выгребла из-под кучи гильз походную флягу, в которой все еще оставалось немного воды, которую она тутже выплеснула на лицо потерявшему сознание бедняге.

Солдат медленно открыл глаза и посмотрел в потолок.

- Где я? Это госпиталь?
- Неа… - отозвался Боярский.
- Похоже на тридцать седьмой бункер… - сказал он, скосив глаза в сторону двери. – Значит я таки успел добежать… но этот мутант же… черт, ничего не помню, помню очнулся возле мертвого мутанта и… Кто вы?
- Тебя это может немного шокировать, но мы из прошлого…  - опять сказал Боярский.
- Какого черта вы морочите мне голову? Помогите встать.

Катара опасливо взяла его под руку и помогла сесть на столе. Солдат удивленно посмотрел на руку Катары. Потом медленно перевел взгляд на ее лицо. Его глаза расширились настолько, насколько это вообще возможно у человека. Он подпрыгнул, кувырком перекатился через стол и забился в угол.

- Ну вот опять – со вздохом сказала Катара, - он что, женщин не видел штоли? Может в этом будущем они вымерли? Хотя судя по похабным картинкам развешанным на вон той стене, это маловероятно…
- Эй, парень, мы не причиним тебе вреда. Мы спасли тебя от мутанта и притищили в этот  бункер. – сказал Боярский, медленно приближаясь к солдату. – Меня зовут Михаил Боярский, хотя тебе это покажется полной чушью.. Вот эту черноволосую зовут Тнен-ку, а вон ту грудастую – Катара.
- Это кто тут грудастая? А? – крикнула Катара и пнула Боярского под зад, отчего тот подсколзнулся на рассыпанных гильзах и шмякнулся на пол. Катара подошла к солдату и протянула ему руку: «Вставай, мы такиеже люди как и ты, не мутанты. Мы просто из прошлого.»
Солдат заскулил и сильнее вжался в угол.
- Наверное ты так действуешь на мужчин!, - хихикнула Тнен-ку и тоже подошла к солдату. Солдат посмотрел на нее, и в его взгляде отразился еще больший ужас. Внезапно он закатил глаза и обмяк.
- Ну вот, довели человека до такого состояния. – укоризненно сказал Боярский, поднял солдата и положил его обратно на стол. – Катара, там еще вода есть?

Катара выплеснула остатки воды из фляги на лицо солдату, и тот опять медленно открыл глаза.
- Я в раю? – прошептал он
- Еще нет… – сказал Боярский прямо ему под ухо. Солдат вскочил, сел на стол и уставился на наших героев.
- Великая Богиня… прошептал он.
Катара и Тнен-ку переглянулись.
- Великая Богиня… Великая Богиня… Великая Богиня… - шептал солдат, переводя взгляд с Катары в дальний угол бункера, и обратно.

Боярский подошел к алтарю, на который смотрел солдат, и остановился как вкопанный.
- Всемогущая Сила! Вот это номер! - воскликнул Боярский -  Катара, Тнен-ку! Идите посмотрите, вам это понравится.

Катара подошла к алтарю. Он представлял собой небольшую угловую полку, покрытую белой материей, непривычно чистой на фоне всего бардака в бункере. На полке стояла икона в деревянной рамке. На иконе былa… Катара. 

- Ох ниффффига себе… - протянула Катара, рассматривая икону. Икона была простой цветной распечаткой, вставленной в деревянную рамку за стекло. Но скопирована она была с куда более монументального творения. Катаре на вид было лет 16 (она вспомнила, что тогдаже она и фотографировалась в последний раз), она была одета в сияющую тогу Вассермана. На плече у нее сидел голубь, раскрашенный во все цвета радуги. В одной руке она держала световой меч, другая была окутана черным туманом. Одной ногой, почемуто закованной в латный сапог и наколенник, она стояла на обугленном черном шаре, который был схематичным изображением Техносферы. Позади нее можно было различить ряды войск, половина из которых состояла из конницы в доспехах, а другая из странных металлических скелетов в темных очках.

Тнен-ку присвистнула и глумливо отвесила реверанс Катаре.

- Да прекрати ты издеваться! – смущенно сказала Катара и подошла к застывшему солдату, - я кажется все поняла. Помните, Злыдень говорил чтото о Пророчестве, согласно которому я должны была уничтожить Мировое Зло? Так  вот, мы наверное попали в такое отдаленное будущее, когда это пророчество было воздвигнуто в разряд религии. Вот смотрите на икону: На ней только я одна в своем настоящем облике. Это потому что только у меня есть, ну или были,  нормальные фотографии. Вы же – странные личности появившиеся ниоткуда, и у них небыло ваших портретов для составления вашего облика. Поэтому они наверно взяли всякие детали из слухов и создали вас по ним: вот эта тога явно Вассермановская, световой меч Боярыча, черная херь вокруг моей руки это туман Тнен-ку, на плече у меня сидит Мистик в виде разноцветной голубки, она же любит менять цвет кожи. Окованная нога это наверное схематичное представление Удара Ноги с Разворота Чака, а позади меня явно армия Командующего Геманима из параллельного мира и армия терминаторов подобных Арни. Все сходится.

- Угу, ясно все с ними… - сказала Тнен-ку – но вот незадача, кто кроме нас видел что я превращаюсь в туман? Кто видел Армию из параллельного мира? Там кроме нашей компании и Злого Властелина никого небыло. Злой Властелин исключается, ибо он не стал бы говорить этим беднягам о наших особенностях. Вассерман, Арни и Мистик тоже переместились чорти-куда, но тогда бы на картине были наши настоящие лица, ибо Вассерманыч просто вбил бы наши образы в моск художника. Он же хренов телепат. Остается Чак…. Выходит, что выстрел Злыдня переместил его кудато раньше нас, и он сумел рассказать людям о Пророчестве и нашей компании.
- Вот блииин… нет, ну я еще понимаю, когда несколько человек называют меня «Избранной», но когда ВСЕ люди верят в меня как в Богиню, это уже черезчур…  Эй, болезный! – она обратилась к солдату, - иди сюда.

Солдат какое-то время смотрел то на Катару, то на ее спутников. Боярский дружески кивнул ему, а Тнен-ку провела ребром ладони по горлу, мотнула головой в сторону Катары и закатила глаза. Солдат побелел как мел, медленно слез со стола, опустился на колени упал ниц перед Катарой. Катара явно услышала как он стукнулся лбом об дощатый пол бункера. Тнен-ку залилась смехом.
- Тнен-ку! Прекрати издеваться над бедными людьми! – сказала Катара и подошла к солдату. Опустившись на корточки. Она положила руку ему на плечо и мягко сказала: «вставай уже. Никакая я не богиня, я такаяже как и вы все»
Солдат напрягся и не пошевелился. Катара поднялась на ноги, резко пододвинула стул и села в него, заложив ногу-за-ногу.

«ВСТАТЬ, ЖАЛКИЙ СМЕРТНЫЙ!!!»

Солдат вскочил и вытянулся по стойке «смирно»

- СМОТРЕТЬ НА МЕНЯ!!!
- … но… ннн… я не…
- В ГЛАЗА СМОТРЕТЬ, КУСОК МЯСА!!!
«Хе-хе, из нее бы получился отличный Злой Властелин», - подумала Тнен-ку.

Солдат зажмурился и сквозь почти полностью сжатые веки посмотрел на Катару, как будто боясь что она испепелит его взглядом. Через несколько секунд он всетаки открыл глаза и посмотрел на Катару.

- Ну вот и хорошо. Скажи свое имя.
- К…К….Кристоф Миллер! 377-й стрелковый полк!
- Отлично, Крыс. Где мы находимся?
На лице солдата отразилось удивление.
- мм… мы на третьей оборонительной линии завода по производству БРК номер 14-43.
- Понятия не имею что такое БРК, где мы находимся в географическом плане?
- ммм…ммм… я точно не знаю. Нас доставили сюда ночью и не раскрывали нем где мы. Мы гдето в приуралье…
- так, стоп. А что, собсно, такая буржуйская гадина как ты делает на территории моей страны? – сказала Катара.
Солдат дернулся, по его лицу прочиталось крайнее удивление, вперемешку с непониманием. Потом он о чем-то догадался и сказал: «Ваша Страна», это наверное Россия? Да, все сходится… вы же отправились в Путешествие как раз накануне Великого Объединения Терры.»
- Расскажи поподробнее, - сказала Катара.
Солдат сглотнул и продолжил: «В общем незадолго до того, как вы покинули этот мир, началась Третья Мировая Война. Мир раскололся на два враждующих блока. Впроде бы ниукого небыло особых преимуществ, и война должна была затянуться, но появились твисты… ой, простите, так мы называем мутантов. В общем появились мутанты, и начали теснить Западных и Восточных. Потом правительства поняли всю серьезность угрозы и заключили перемирие. Далее же, когда мутанты захватили уже огромные территории, правительства объединились. Этот день назвали Объединением Терры.»
- хммм… так..ясно все с этим. Злыдень наплодил уродцев и пытается захватить мир. Или уже захватил? – спросила Катара.
- н…нет! Война все еще продолжается, хотя мы и проигрываем. Двести пятьдесят  лет назад нашествие тви…простите… мутантов почемуто приостановилось, что дало нам передышку. Мы успели построить оборонительные линии и обустроиться настолько, насколько это возможно, но потом мутанты ударили снова. Некоторые линии были смяты, некоторым удалось удержаться на месте, но мутанты обходили их с флангов и уничтожали. Мы ничего не могли противопоставить им, да еще и эти чертовы умные ракеты… в общем мы вляпались тогда по самые…ой, простите…»
- ничего-ничего, продолжай…
- но через несколько лет, после появления Пророка, нам удалось хоть както сдерживать их, но…
- стоп-стоп-стоп, что за Пророк?

Солдат подошел к иконе, на пару секунд встал перед ней на одно колено. Приставив сжатый кулак к груди, потом встал и взял икону в руки. Подойдя к Катаре он указал на ее изображение, точнее на ее ногу на изображении.

- Ёпсель-мопсель… Чак Норрис, этот тупой америкос, и вдруг Пророк? – сказал Боярский и хрюкнул от смеха.
- Нечестивый богохульник! – сказал солдат, смеривая Боярского презрительным взглядом.
- Да ладно тебе, Боярыч. Наверно Чака забросило сюда в то время и он помог этим бедолагам с мутантами. – сказала Катара
- ч…чт…кто? Боярыч… вы – Боярский? – сказал солдат, медленно опускаясь на колени, на этот раз лицом к Боярскому.
- Угу, меня зовут Михаил Боярский. Я на вашей картинке в виде меча наверно. А вот ЭТО, - он показал на Тнен-ку, - то что у нее вокруг другой руки.
- Т…Тнен-ку… пресвятая Богиня, это же Тнен-ку! – восторженно сказал солдат и повернулся на коленях к Тнен-ку.
Тнен-ку махнула на него рукой и пошла к открытой бойнице, дыхнуть свежего воздуха.
- да вставай ты, задолбал на коленях ползать. И кто вас только научил… - сказала Катара.
- Пророк пришел к нам прямо в разгар сражения за ставку командования Геликанского Субсектора  Восточного фронта. Как гласит легенда, он появился в ослепительном белом шаре прямо посреди боевых порядков атакующих мутантов, и уничтожил их всех одним ударом. Потом он общался с правительством, учеными и военными, объясняя нам природу мутантов и их слабые стороны. Потом он дал нам техногогии БРК… ой, простите, Броне-Костюмов, болтерных автоматов и еще множество передовых технологий. Также он поведал нам о Пророчестве, рассказал о Богине, ее приближенных и их славных подвигах. Он сказал, что Богиня и ее приближенные отправились в долгое Путешествие, чтобы найти наш мир и остановить Зло, и что он является первым из ее приближенных, кто появился вреди нас чтобы подготовить нас к ее приходу. По прошествии полутора лет после своего появления он неожиданно исчез в ослепительной вспышке, прямо во время публичного выступления перед войсками Четвертого Западного фронта. Это было примерно двести пятьдесят лет назад, тоесть на пятидесятый год войны…»

Повисла почти полная тишина. Звуки боя полностью затихли. Тнен-ку смотрела в бойницу для пулемета и грызла ноготь, Боярыч отыскал среди хлама грязную солдатскую самокрутку и старательно ее раскуривал. Катара закрыла глаза и погрузилась в свои размышления: «значит все верно… пушка Злыдня перекинула Чака на 50 лет вперед, он обучил народ какимто своим джедайским штукам, рассказал о нас, и исчез также как появился. Значит мы перенеслись на триста лет вперед…  О Вассермане и остальных ничего не известно. Интересно, они попали в прошлое или в еще более отдаленное будущее?.. А может они в нашем времени? Хотя врядли, слишком маленькая вероятность…»

Катара рывком встала и подошла к солдату. Тот обмер.

- Так, где у вас заседает самое-пресамое высокое правительство? – спросила она.
- Эээ… Правительство… Высшие Лорды Терры, как и весь Адептус Министорум находятся в космической крепости на орбите Терры. Крепость полностью самодостаточна, поэтому мутанты не смогли вывести ее из строя с земли, как все военные спутники.
- Погоди погоди. Я опять не понимаю. что за Адептус чегото-там? У вас что. Нет президента? – сказала Катара.
- Ээээ… Старые формы правления были пересмотрены и переработаны Пророком. Теперь Террой… виноват, Землей в вашем обычном понимании, управляет Совет Высших Лордов Терры, которому в свою очередь подчиняются Адептус Министорум, Адептус Терра и Инквизиция. Адептус Министорум осуществляет общее управление планетой, в то время как в структуру Адептус Терра входят все локальные управленические структуры. Также в нее входят армия, ученые и  все остальное… Так как среди людей появились замаскированные мутанты, и просто их сторонники, была создана Имперская Инквизиция, включающая в себя Ордос Маллеус, которые выявляют и уничтожают замаскированных мутантов, и Ордос Еретикус, которые борятся с лояльными к мутантам людьми…

- В общем, - прервал его Боярский, - Чак передал им систему правления мира Командующего Геманима… чтож, умно умно.
- Господи, во что я ввязалась… - вздохнула Катара, - так где мне искать этих всех..?
- ммм… мы можем догнать мой полк, Полковник Василевский свяжется с вышестоящим командованием… а дальше все пойдет по цепочке…
- Ладно, главное сейчас добраться до ваших войск. Так где они находятся?
- Ну нашей роте была поставлена задача оборонять этот участов пока не эвакуируется завод и не отступят основные силы. Думаю сейчас они уже в пяти-шести кило отсюда. В смысле километров… виноват… - ответил солдат.
- Так, все. Боярыч, открывай дверь, пойдем искать его сослуживцев. Тнен-ку пошли, хватит отдыхать.

Боярский открыл дверь бункера, и наши герои вышли на свежий ночной воздух. Туман от их появления уже давно рассеялся. На горизонте возвышались какие-то крупные промышленные здания и обрушенными трубами.
- Нам туда, - сказал солдат и вопросительно посмотрел на Катару.
- Ну туда так туда, - сказала Катара, кряхтя вылезая из глубокой траншеи. Вы идете?
Солдат непонимающе смотрел то на Катару, то на Тнен-ку и Боярского, которые тоже вылезли из окопа и неспеша пошли по направлению к заводу.
- Крыс, ты идешь или как?  - спросила его Катара.
- но я думал вы… вы это… как бы сказать… передвигаетесь…
- Ааааа, яяяясно! Ты думал мы както по-божественному передвигаемся? Телепортируемся там из одной точки в другую, или летаем по воздуху как супермены? – сказала Катара и засмеялась, - нет уш, братец кролик, пойдем на своих двоих.

Солдат поднял свой автомат из грязи рядом с трупом мутанта, вылез из окопа и поспешил за Катарой, Тнен-ку и Боярским…

+1

252

.... думаю, продолжать или нет. Может удалить мой последний пост?

0

253

Погодь... скоро рожу продолжение.

0

254

Итак… наша компания, ведомая солдатом из будущего двинулась в направлении развалин завода по производству БРК. К тому времени как наши друзья вышли таки из бункера бой уже прекратился, и редкие мутанты ходили по полю боя и добивали еще живых людей и за одно еще живых мутантов. Видимо жаждой истребления себе подобных обладал не только хорошо известный нам вид животных. Увидев четверку людей, некоторые из мутантов атаковали, но их жизнь заканчивалась на острие лазерного меча, а иногда в непроглядном тумане Тненку.
Так без особых приключений наши друзья таки добрались до внешних ограждений завода, от которых к тому времени осталось два разрушенных бункера и забор из колючей проволоки общей площадью 3 квадратных метра… не больше.
Боярский: Я полагаю, до ближайшего командного пункта, судя по скорости наступления мутантов километров 200-300?
Кристоф: Около того. По причине вашей нелетающей природы, я думаю вы хотели бы проделать этот путь на транспорте (вопросительный взгляд в сторону Катары).
Катара фыркнула и согласно кивнула.
Кристоф: Может на заводе мы сможем найти десантную платформу …

Умные ракеты заставили многое пересмотреть в военной технике. Техника для своего выживания должна была обладать либо прочнейшей броней в ущерб скорости, либо огромнейшей скоростью, потому как маневренность не спасала. Десантный транспорт – вообще считался одноразовым. Задача была как можно дальше провести пехоту под огнем противника и не препятствовать экстренному покиданию себя в момент приближения с огромной скоростью умной ракеты к боевой единице. Посему десантный транспорт который обнаружили четверо наших знакомых в глубине покинутого завода представлял собой легкую платформу на антигравах с простейшим управлением в виде руля в передней части. Кнопки ускорения и тормоза располагались опять таки для компактности на руле. Сидений и ремней безопасности на платформе не имелось, зато имелись невысокие поручни по бокам и в середине, чтобы можно было хоть как-то на ней удержаться во время движения.
Платформа лежала на боку возле груды какого-то заводского хлама. Когда Боярский перевернул ее в «рабочее положение» она, вместо того чтобы с легким гудением зависнуть в нескольких сантиметрах над землей, безжизненно шмякнулась на «пузо». Индикатор готовности горел… точнее сгорел: на месте лампочки торчала пара оборванных проводов.
Тненку(Язвительно): Два часа поиска! Результат – десяток зажаренных мутантов и бесполезный кусок железяки.
Кристоф с кислой миной мял пальцы одной своей руки пальцами другой своей руки.
Кристоф: Я мог бы попробовать ее починить….
Боярский: Ну а я попробую тебе помочь.

Они скрутили панель под рулем и около часа творили молитвы техно-богам чтоб они вдохнули жизнь в двигатель. Катара с поднятой бровью наблюдала за этим действом, неподвижно сидя на куче хлама, а Тненку не переставала отпускать язвительные шуточки по поводу ритуала, мол поклоны должны быть яростнее и в этаком месте нужно было пропеть на тон выше и погромче… Боярский, явно пожалевший о своем предложении помочь, закрыл глаза и повторял мантры богу механики сквозь зубы.

Катара: (вскочив с кучи) ВСЕ! НАДОЕЛО! ХВАТИТ! Никуда этот кусок железа не двинется! Пошли уже.
Кристоф и Боярский смущенно поднялись с колен. Кристоф, опустив глаза, все еще тихонько пел молитвы богу механики, надеясь что платформа таки заведется в самый последний момент.
Боярский: (просебя) Целый час изображать клоуна только потому что предложил помочь…
Тненку хихикнула. Она не хотела читать мысли Боярского но все что он думал сейчас и без того читалось на его лице.
Боярский: (посмотрев на ухмыляющуюся Тненку)(опять же просебя) %№@^&*!
При этом от души пнул злосчастную панель под рулем…
Платформа щелкнула, потом тихо загудела и слегка поднялась над землей. Расположенный на руле экран радара, который должен был отслеживать приближение ракет, слегка засветился.
Тненку: (одобрительно похлопав Боярского по плечу) А вот это было правильное заклинание!
Так наши друзья покинули разрушенный завод и понеслись по дороге … Куда? Дорогу знал только Кристоф, а про конкретное направление ничего не говорил, потому как его не спрашивали. Он, слегка покрасневший, вел платформу по заброшенной дороге. Пристыженный своей беспомощностью и счастливый от того что он везет … богиню.

0

255

...тем временем где-то в юрском периоде...

Мистик: АААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА!!!!
Вассерман: ты что, в первый раз тиранозавра увидела что-ли? Упс, точно, в первый раз...
Мистик: (уворачиваяс от щелкающих челюстей) УБЕЙ ЭТУ ТВАРЬ СЕЙЧАС ЖЕ!! Я уже бежать устала!
Вассерман: нельзя, ибо это может породить временной коллапс и уничтожение Вселенной.
Мистик: Ну сделай же что-нибудь! Он нас сейчас догонит!
Вассерман: (взлетая еще на полметра выше) Простите, не нас а вас...
Мистик: Задолбал со своими шуточками!! Где Чак?
Вассерман: Из-за нечеловеческой природы его силы, мне не удалось удержать его во временном тоннеле. И его выбросило куда-то в будущее.
Мистик: у нас вообще хоть раз что-нибудь с первого раза получалось??? И вообще какого хрена?! Колдуй на меня своё колдунство, лувитацию какую-нибудь, я уже задолбалась от этой твари драпать!
Вассерман: Охтыж, действительно, я и не подумал...

С этими словами Вассерман, сделав несколько странных движений руками, кастанул на Мистик левит 97-го уровня. Мистик немедленно взвилась в воздух, оставив внизу недовольно урчащего тирэкса.

Мистик: Уааау!!!
Вассерман: вэлкам ту блу скайс.
Мистик: а что делать-то будем дальше?
Вассерман: надо поискать урановые залежи. Если найдём, то я смогу сделать нехитрый приборчик для того, чтобы вернуть к нам Чака. А там уже и про остальных думать будем. Кстати осторожно, прямо по курсу стая птеродакти... упс, поздно...
Мистик: АААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА!!!!

0

256

(Катара и Ко)
2 часа езды на десантной платформе по раздолбаной дороге были прерваны выстрелом из ракетницы.
Кристоф, Боярский, Тненку, Катара (хором): Ложись!
В самый последний момент они как мячики скатились с платформы и раскатились по придорожным канавам и кочкам.
Дым после взрыва через некоторое время рассеялся, открывая постороннему взгляду то что осталось от горе-транспорта, лежащее в дорожной яме.
Кто-то1(со стороны откуда прилетела ракета): (робко)Стой, кто идет-но?!
Кто-то2(опять же со стороны прилета ракеты): (ехидно)Во первых-же не идет, а едет-же, ну а во вторых-же уже не едет-же.
Кто-то1:(боязливо) Канонесса Шинку, я не хотела-но.... Я забыла что ракетница заряжена умной ракетой когда делала предупредительный выстрел-но >_<
=Звук звонкой пощечины=
Кто-то3:(холодно) Сестра Хина, сегодня после молитвы вы должны будете вычистить до блеска наши десантные платформы и убрать наши палатки.
Кто-то1:(обиженно)Да, канонесса Шинку-но.
=Победный смех обладателя второго голоса =
Кто-то3: Эй вы там! Мы про вас не забыли! Назовите себя и выходите с поднятыми руками!

Боярский(чуть приподняв голову из-за кочки): Мы...
Заряд пси-пушки прорезал воздух, срезав кусочек шляпы Боярского.
Боярский: Каналья! Моя любимая шляпа... (с разгорающейся ненавистью в глазах) Порву!
Кто-то2: Карания-же, ты совсем ополоумела-же. Приказа стрелять не было же.
Кто-то4: Я нечаянно -_-
Кто-то1: (холодно) Похоже сестра Канария поможет сегодня в уборке сестре Хине.
=Опять ехидный смех обладателя второго голоса=

-тем временем за кочками и в канавах-
Катара (из канавы): Эй, Крыс! Это кто вообще такие?
Тненку(из соседней канавы): Может я съем их и дело с концом?
Боярский(из-за кочки на противоположной стороне дороги): Позволь я приготовлю их для тебя!
Кристоф(из-за обломка бардюрины): Постойте! Кажется это свои!

Кто-то2: О чем вы там шушукаетесь-же! Не слышали нашу канонессу же? Встать и бросить оружие же!
Кто-то3: (холодно) Если вы не подчинитесь мы из вас шарам сделаем, дьявольские отродья.

Кристоф (поднимается с поднятыми руками): Мы свои!
Кто-то3:(холодно)Имя! Звание!
Кристоф: Кристоф Миллер! 377-й стрелковый полк!
Кто-то2: От 377-же ничего не осталось же
Кристоф: Но я выжил!
Кто-то5:(спокойный голос) Канонесса, давайте я сделаю запрос на эту личность.
Кто-то3: (холодно) Даю разрешение.

Над дорогой повисает молчание. Катара и компания сидят тихо, потому что знают что находятся в прицеле неизвестных. Кристоф стоит с поднятыми руками и боится шелохнуться.

Кто-то3: (холодно) Сестра Канария!
Раздается выстрел псипушки и голову Кристофа срезает начисто.
Кто-то5:(спокойный голос) Кристоф Миллер пропал без вести 3 месяца назад во время участия в поисковой операции....
Кто-то3: (холодно) Еще желающие накормить нас дезинформацией?
Тело Кристофа в это время деформируется, кожа трупа становится желто-зелено-прозрачной...
Боярский: Тысяча чертей! Он был мутантом!
Катара: Вот ведь...
Тненку: А я знала! (Ловит на себе недоуменные взгляды) Он пах как-то не так, но я думала это потомучто он из своего костюма наверное уже давно не вылазил.
=Ворчание Катары и Боярского=
Кто-то3: (холодно) Повторяю последний раз! Вставайте с поднятыми руками и бросьте ваше оружие!
Кто-то2: (ехидно) Лучше вставайте же, у нашей малышки Хины еще остались заряды же. А она неплохой стрелок же … как оказалось же (снова победоносно ехидный смех)
Кто-то1: (обиженно)Канонесса Шинку-но! Скажите ей но!
=2 звонкие пощечины=
Тненку: Давайте я их все-таки съем!
Катара: Нельзя. Они все-таки свои. И возможно знают дорогу к базе.
Боярский (яростно вертя продырявленную шляпу): И лучше им ее знать....
-пауза-
Катара (все еще не высовывая частей тела из канавы) Мы вас боимся!
=дружный смех со стороны откуда прилетела ракета=
Катара: И мы не мутанты!

Кто-то5: (спокойный голос)Это я бы предпочел проверить.
Катара: Но как мы докажем вам что мы не мутанты?!
Кто-то3: (холодно) Очень просто. Мы отправим к вам медицинского дрона и он возьмет у вас анализы.
Кто-то2: Если с дроном же что-то случится же, то вы сами знаете же что с вами будет же.
Катара(со вздохом): Валяйте, отправляйте своего дроида....
<ту бы континуэд>

Отредактировано Gemanim (2008-11-12 17:06:29)

+1

257

про Тненку

На потрескавшемся черно-белом снимке размерами три на пять дюймов была изображена эта самая Тнен-Ку — исхудавшая, явно еще несозревшая девочка. У нее были длинные прямые темные волосы, большие и еще более темные миндалевидные глаза, острые, словно грани хрусталя, скулы и пухлые губы, отчего создавалось впечатление, что ребенок криво ухмыляется уголками рта. Одета она была в простенькую, сшитую из единого куска ткани юбку до колен — и больше ничего. Ее едва начавшие оформляться груди походили на крохотные загорелые конусы, но было во всем ее облике нечто странное, почти завораживающе-леденящее (с)

я ее ввел в повествование, вспомнив вот это произведение

Томас Монтелеоне Спасти ребенка

Ужас подкрался совершенно незаметно.

В сущности, в тот момент Рассел Саузерз даже предположить не мог, что вскоре его жизнь превратится в сплошной кошмар. Он просто проводил свой обычный воскресный день — самый типичный осенний воскресный день: сидел перед телевизором марки «Зенит Хромаколор III» и наблюдал за тем, как «Гиганты» воплощали в жизнь свою новую «домашнюю заготовку» — как бы побыстрее проиграть футбольный матч. Жена Миззи между тем преспокойно читала «Нью-Йорк Таймс».

— Боже Правый! — воскликнул Рассел, глядя на то, как центрфорвард «Гигантов» в очередной, уже четвертый раз прорвался по флангу, но так и не смог донести мяч до контрольной отметки.

— О Рассел, ты только посмотри на это фото, — проговорила Миззи, показывая ему страницу из «Таймс мэгэзин».

— Один против двоих — всего-то только двоих! — и все равно никак прорваться не может! Нет, это просто невероятно…

— Рассел?

— Что, дорогая? — Он посмотрел на жену и невольно поразился тому, что она вообще решилась оторвать его от футбольного матча — и это-то после тринадцати лет супружеской жизни!

— Посмотри на эту картинку, — снова повторила она.

На экране «Зенита» вспыхнул рекламный ролик новой марки бритвенных лезвий, и он повернулся к жене. Женщина показывала ему занимавший целую полосу «Таймс мэгэзин» рекламный снимок, на котором был изображен обряженный в лохмотья ребенок с грустными глазами, сидящий на фоне опустевшей деревни. Это был один из традиционных рекламных листков, призывавших людей оказать помощь несчастным детям, пострадавшим где-то за границей от войн, голода и болезней — читателям предлагалось стать «по переписке» в некоем роде приемными родителями бедной крохи. По верхней кромке страницы крупными буквами было напечатано — «СПАСТИ РЕБЕНКА», тогда как чуть ниже и уже более мелким шрифтом сообщалось, в каких жутких условиях живут там люди. В довершение всего указывалось, сколько именно денег и куда конкретно следует перечислить, и как они будут использованы ради спасения обездоленного, голодающего дитя.

— Ну и что? — спросил Рассел, взглянув на снимок.

— Как ну и что?! Рассел, ты только посмотри на этого мальчугана. Взгляни в его большие темные глаза! О, Рассел, ну как мы можем вот так сидеть — в окружении всей этой роскоши, — когда где-то на другом конце планеты от голода погибает несчастная кроха!

— Роскоши!.. — Рекламный ролик закончился и теперь в наступление пошли уже «Пэкеры», избравшие тактику коротких перебежек и точных бросков мяча друг другу.

— Ты прекрасно понял, что именно я имела в виду… Здесь написано, что за какие-то жалкие пятнадцать долларов в месяц мы сможем стать приемными родителями ребенка, причем даже получим его фотокарточку. Кроме того, ежемесячно будем получать от него письма, и при желании сами писать ему.

— Угу… — Один из нападающих «Гигантов» только что поскользнулся и, падая, выронил мяч, снова предоставив «Пэкерам» возможность перейти в контратаку. — Боже праведный!

— Вот я и подумала, что мы должны ему чем-то помочь. Я хочу сказать, что за одно лишь кабельное телевидение мы платим в месяц гораздо больше пятнадцати долларов, правильно?

— Что? А, ну да, конечно… — На сей раз уже форвард «Пэкеров» врезался в хорошо организованную защитную линию «Гигантов». Завязалась схватка.

— Ну так как, по силам нам такие траты?

Экран телевизора заполнила очередная реклама — на сей раз уже новой модели «крайслера»; Рассел поднял на жену отсутствующий взгляд. — Какие траты?

— Стать приемными родителями «по переписке». Рассел, ты только взгляни на это фото!

— Я уже глядел на это фото, Миззи! Ну и что ты хочешь, чтобы я сделал с этой… Хорошо, ради Бога, вырежь его, вставь в рамочку и повесь над камином!

Миззи продолжала хранить спокойствие.

— Повторяю, Рассел, я хочу принять участие в программе «СПАСИТЕ РЕБЕНКА». Можем мы себе позволить это или нет?

— Что? Ты хочешь отправить деньги за границу? А откуда нам известно, что они вообще дойдут до ребенка? Да ты только посмотри на этот листок — ты вообще имеешь хоть какое-то представление, сколько может стоить полная страница рекламы в «Таймсе»?! Ой не верится мне, что им вообще нужны наши вшивые пятнадцать долларов…

— Рассел, прошу тебя… — Миззи улыбнулась и характерным жестом наклонила голову — она всегда так делала, когда хотела чего-то получить от мужа. Между тем трансляция игры снова возобновилась и ему уже стало надоедать, что его постоянно отвлекают. Какого черта! Ладно, хрен с ними, с этими пятнадцатью долларами.

— Ну хорошо, Миззи… мы можем себе это позволить. — Он медленно выдохнул и снова уткнулся в экран. Все равно «Гиганты» проиграли.

Примерно через три месяца после того, как Рассел и Миззи заполнили бланк фирмы «Спасти ребенка» и направили свой первый ежемесячный взнос (за которым последовали также второй и третий), они получили от своего «усыновленного» ребенка письмо и фотокарточку. На конверте авиапочты стоял обратный адрес Кона-Пей — маленького атолла в районе Тробриандских островов. Рассел со своими скудными познаниями в географии поначалу усомнился в том, что подобное место вообще существует, однако за несколько недель до этого супруги получили официальное письмо-подтверждение от Всемирной организации «Спасти ребенка», где сообщалась дополнительная информация о ребенке.

Звали это дитя Тнен-Ку. Это была двенадцатилетняя девочка, родители которой погибли от несчастного случая во время рыбной ловли. Сейчас ребенок жил при миссионерском пункте организации под присмотром своего дяди, и одновременно местного шамана, которого звали Гока-Пон.

На потрескавшемся черно-белом снимке размерами три на пять дюймов была изображена эта самая Тнен-Ку — исхудавшая, явно еще несозревшая девочка. У нее были длинные прямые темные волосы, большие и еще более темные миндалевидные глаза, острые, словно грани хрусталя, скулы и пухлые губы, отчего создавалось впечатление, что ребенок криво ухмыляется уголками рта. Одета она была в простенькую, сшитую из единого куска ткани юбку до колен — и больше ничего. Ее едва начавшие оформляться груди походили на крохотные загорелые конусы, но было во всем ее облике нечто странное, почти завораживающе-леденящее, что сразу же бросилось в глаза Расселу, когда он впервые взглянул на снимок.

Испытывая некое подобие спровоцированного любопытства, Рассел скользнул взглядом по строкам письма.

«Дорогой второй папа Рассел!

Я хочу поблагодарить тебя за то, что ты согласился стать моим вторым папой. Те американские деньги, которые ты прислал, позволят мне не всегда жить в миссии. Ты сделал мою жизнь счастливой.

Тнен-Ку».

Миззи письмо разочаровало в первую очередь потому, что Рассела в ней упомянули, а про нее забыли, хотя это была целиком ее идея, а отнюдь не его!

Рассел Саузерз принялся успокаивать жену, начал говорить, что это, наверное, такая традиция у них на острове — обращаться только к мужской половине семейства, и что едва ли стоило ожидать от жителей Тробриандских островов, чтобы они вели себя с такой же учтивостью, как население северного предместья Нью-Джерси. Подобная тактика оказалась весьма эффективной и потому совсем скоро «удочеренная» Тнен-Ку стала едва ли не главной темой разговоров и объектом гордости Миззи во время светских мероприятий и партий в бридж. Более того, теперь женщина повсюду носила в своей сумочке фотографию девочки, так что буквально каждый ее знакомый имел возможность взглянуть, как выглядит ее новообретенное чадо.

Даже Рассел, хотя он и считал подобное поведение жены чуточку странным, воздерживался от каких-либо комментариев. После тринадцати лет супружеской жизни он пришел к твердой убежденности по крайней мере в том, что избыток терпимости не только никогда не вредил, но даже был во многом желательным компонентом в его взаимоотношениях с женой, и потому старался как можно чаще уступать Миззи, поскольку замечал, что это делает ее по-настоящему счастливой. При этом он также подметил, что особую радость жене доставляют именно мелочи, хотя бы вроде этой, а потому стоило ли сожалеть о каких-то пятнадцати долларах, если они способны наполнять жизнь женщины таким блаженством?

Так или иначе, но он ежемесячно отправлял на счет фонда «Спасти ребенка» чек на положенную сумму, а примерно раз в три месяца супруги получали с далеких островов коротенькое, даже в чем-то обезличенное письмо от их маленькой жительницы с завораживающе-серьезными и невероятно темными глазами.

«Дорогой второй папа Рассел!

Я еще раз хочу сказать тебе большое спасибо за твои американские доллары. Может быть, я теперь никогда больше не вернусь в миссию. Я очень счастлива.

Тнен-Ку».

Пожалуй, самым досадным во всех письмах этой девочки было то, что они очень походили друг на друга, и если сам Рассел был склонен довольно спокойно относиться к этому, Миззи определенно чувствовала себя задетой.

— Знаешь, Рассел, — сказала однажды жена, пребывая явно не в настроении, когда они оба сидели в кровати и читали, — мне что-то начала надоедать эта наша маленькая забава.

— Какая маленькая забава, милая? — машинально отозвался Рассел. Он уже дошел до середины «Злодеяний Манхейста» — последнего шпионского триллера про нацистов, которому даже была посвящена отдельная статья в литературном обозрении «Таймс», — хотя его, в общем-то, не особо удивила и отвлекла от чтения очередная несвоевременная и не вполне последовательная ремарка жены, ибо он давно уже понял, что Миззи и логика — понятия трудно совместимые.

— Ну, эта наша приемная дочь… — проговорила она с некоторым раздражением в голосе, словно Рассел и сам должен был догадаться, что именно терзает ее душу.

— Ты имеешь в виду Тнен-Ку? Но почему? Что случилось? — Рассел отложил книгу (он как раз прочитал довольно незамысловатую главу, в которой попавший впросак, хотя в общем-то достаточно толковый главный герой, как водится, находит себе стандартную смазливую помощницу), и посмотрел на жену.

— Ну, — продолжала Миззи, — я, конечно, понимаю — очень хорошо быть своего рода приемными родителями и все такое, и я должна бы гордиться тем, что помогаю бедному несчастному ребенку, и все же…

— Все же что? — спросил Рассел. — Что, стало надоедать, да?

— Ну, что-то в этом роде. И потом, эти ее письма — если их вообще можно назвать письмами… Они такие скучные. Никогда не напишет ничего интересного или хотя бы чуточку приятного… У меня даже складывается ощущение, что нами с тобой просто пользуются.

— Ну что ж, дорогая, мы ведь готовили себя к тому, что нас и в самом деле будут в некотором смысле использовать. Ведь, в сущности, ради этого все это и было задумано, ты не находишь?

— Может, оно и так, но мне как-то казалось, что это будет более… волнительно, что ли. Что это маленькое дитя станет испытывать большую признательность к своим приемным родителям…

Миззи посмотрела в потолок и вздохнула.

— Но от нас же требовалось все это отнюдь не ради нашего собственного удовлетворения и благополучия, а чтобы хорошо жилось в первую очередь этой самой Тнен-Ку. Разве не это самое главное во всей затее?

— Ну, я даже и не знаю. Ты помнишь ее фотографию, что они прислали… В общем, мне почему-то кажется, что это маленькое дитя отнюдь не так несчастно, как кажется. — Миззи чуть поежилась. — Знаешь, есть в ней какое-то ехидство, вот что я тебе скажу!

Рассел хохотнул.

— Что это ты так быстро сменила пластинку, а?

— Ничего я не сменила! Просто оказалось, что быть приемными родителями — это совсем не то, что я раньше себе представляла.

— Ты уверена в том, что просто не устала от всего этого, что всего лишь исчез элемент некоей новизны? Помнишь, с каким энтузиазмом ты поначалу принялась осваивать игру в нарды? Как занималась аэробикой? И как впервые стала бегать трусцой?

— Рассел, это совсем другое…

— Ну ладно, дорогая. В любой момент, как только захотим, можем оставить эту затею. Ведь никакого же контракта мы не подписывали, правильно?

Миззи посмотрела в потолок, словно задумавшись над высказанным предложением.

— Ну что ж, если ты действительно считаешь, что она не особенно нуждается в нашей помощи…

— Минутку, минутку — не забывай, что это с самого начала была твоя идея! — Рассел улыбнулся. Он знал — Миззи всегда любила повернуть дело таким образом, что вся ответственность за принимаемые ею решения ложилась на него самого.

— Ну да, конечно, только мне не хотелось бы ничего делать у тебя за спиной. А кроме того, я подумала, что нам пора было бы сменить шторы в гостиной. На солнце они сильно выгорели, и я подумала, что те пятнадцать долларов, которые мы посылаем, можно было бы…

Таким образом, семя было брошено в землю, и не прошло и месяца, как Миззи уведомила мужа о том, что им и в самом деле следует приостановить свое участие в программе «Спасти ребенка», а заодно показала ему рекламный проспект с образцами тканей, которые могли бы подойти для их выдержанной в хроме и стекле гостиной. Рассел отправил в нью-йоркское отделение фонда «Спасти ребенка» письмо, в котором уведомлял его представителей о том, что финансовое положение семьи вынуждает их прекратить выплату ежемесячных взносов. При этом он выражал надежду на то, что Тнен-Ку будет продолжать получать воспомоществование от каких-нибудь других приемных родителей, а также поблагодарил их за предоставленную возможность предложить свою помощь, пусть даже на столь ограниченное время…

Не успели они купить ткань для новых штор, как поступило очередное письмо с Тробриандских островов:

«Дорогой второй папа Рассел!

Люди из миссии сказали, что ты больше не будешь присылать мне американские доллары. Узнав об этом, я очень опечалилась. Получается, что мне опять придется жить в миссии, а мне этого очень не хочется. Гока-Пон говорит, что отец не может отказаться от своего ребенка. Разве ты не знаешь, что это запрещено? Пожалуйста, не прекращай посылать свои американские доллары. Ради меня и тебя самого.

Тнен-Ку».

— Смотри-ка, как странно получается, — сказал Рассел за субботним завтраком. — Она пишет, что «это запрещено»… Интересно, что бы это значило? И что это за «ради меня и тебя самого»?

— Дорогой, не обращай внимания. Скорее всего, она пытается зародить в тебе чувство вины. Ведь ты же знаешь, что обычно говорят про людей, которые привыкают к получению благотворительной помощи — что они теряют всякий стимул к тому, чтобы позаботиться о самих себе, у них постепенно вырабатывается привычка к профессиональному попрошайничеству, ну и все такое. Возможно, именно прекращением подобных регулярных денежных переводов мы оказываем ей самую большую услугу, которую только можно себе вообразить. Именно теперь она может начать формироваться как настоящая личность, только сейчас у нее появляется шанс стать КЕМ-ТО.

Миззи принялась переворачивать потрескивавшую на сковороде ветчину, снимая наиболее прожарившиеся куски.

Рассел отшвырнул от себя письмо и на несколько недель совершенно выбросил его из головы — пока не получил уведомление фонда «Спасти ребенка» с просьбой, даже мольбой, пересмотреть ранее принятое решение насчет дотаций. Внешне оно очень походило на письма, поступавшие из редакций журналов, когда читатель сообщал им о нежелании возобновлять подписку. Поначалу он хотел было выкинуть его в мусорную корзину, однако затем все же решил, что еще одно короткое послание сотрудникам этой организации раз и навсегда положит конец переписке на подобную тему. В нем он вновь сообщал, что не намерен в дальнейшем участвовать в программе «Спасти ребенка», и выражал надежду на то, что ему больше не станут докучать по данному поводу. На том дело и завершилось — по крайней мере, он сам так думал.

Двумя месяцами позже он получил исполненное от руки письмо с Тробриандских островов:

«Дорогой второй папа Рассел!

Люди из миссии сказали, что ты отказался присылать американские доллары. Это очень плохо. Гока-Пон говорит, что тебя надо наказать.

Тнен-Ку».

Рассел — и его вполне можно было понять — был просто взбешен и немедленно сочинил очередное послание руководству программы «Спасти ребенка», приложив к нему ксерокопию того, что он назвал «неблагодарным, вызывающим и угрожающим» письмом. Он также уведомил это агентство, что если получит еще хотя бы одно послание от Тнен-Ку, то будет вынужден обратиться за помощью к закону.

Секретарь фонда «Спасти ребенка» ответил ему довольно поверхностным извинением и заверил, что больше семью Саузерзов никто и ничто не побеспокоит. Подобная весть в достаточной степени успокоила и его, и Миззи, и все шло нормально вплоть до тех пор, пока три недели спустя у них не сдохла кошка.

Точнее сказать, кошка эта, которую звали Магси, отнюдь не сдохла — ее убили: задушили, после чего тело гвоздями прибили к двери гаража поверх угловато намалеванной кровью надписи, в которой можно было разобрать имя — «Тнен-Ку». Таким образом, получалось, что девочка прислала им очередное письмо, хотя и сделала это весьма необычным способом.

Первой реакцией Миззи было состояние ужаса, тогда как Рассел просто рассвирепел. Они сообщили о случившемся в полицию, на которую данное известие особого впечатления не произвело; «Спасти ребенка» категорически снимало с себя всякую ответственность за случившееся, а адвокат Рассела уведомил его, что, разумеется, против агентства может быть возбуждено дело, хотя и базирующееся на довольно шатких основаниях, но чисто по-дружески порекомендовал ему поискать среди своих друзей какого-нибудь шутника с недоразвитым или извращенным чувством юмора.

Рассела попросту шокировало подобное в высшей степени безразличное отношение официальных представителей, равно как и отсутствие у них какой-либо ответственности. При этом он пребывал в состоянии полной растерянности относительно того, что же еще, кроме как пожаловаться, можно было предпринять в подобной ситуации. Какое-то время он хотел было написать пространное угрожающее письмо самой Тнен-Ку, однако что-то удержало его от этого шага. В конце концов, ему представлялось крайне маловероятным, чтобы ребенок мог и в самом деле иметь какое-то отношение к гибели кошки — ведь остров Кона-Пей находился в нескольких тысячах миль от Нью-Джерси. Но тогда что, черт побери, все это означало?

«Второй папа? Второй папа?..»

Голос этот внезапно разбудил Рассела посреди ночи. В первые моменты после пробуждения он поймал себя на мысли, что ее голос звучит в точности так, каким он его себе и представлял.

Чей голос?! Резко сев в постели, Рассел устремил взгляд в сторону противоположного конца кровати и тут же почувствовал, что дыхание замерло у него в груди. Там, в ногах, стояла фигура молодой девушки, окруженная зыбкой аурой подрагивающего света, глядящая прямо на него. У нее были длинные темные волосы, а на месте глаз словно зияли пустые, черные отверстия. Девушка протягивала к нему свои худенькие загорелые руки…

— Не может быть… — прошептал Рассел хриплым, испуганным голосом. Подобного страха он не испытывал еще ни разу в жизни.

«Второй папа, — сказала Тнен-Ку, — я была бы счастлива. Я была бы всю свою жизнь благодарна тебе. Я пришла бы к тебе… как сейчас… чтобы сделать тебя счастливым… чтобы ты не грустил».

Рассел моргнул и глянул на Миззи, которая спала безмятежным сном. Поначалу он удивился, почему жена никак не реагирует на слова ребенка, и лишь потом смекнул, что они звучат лишь у него в мозгу.

— Почему? — прошептал он. — Что ты хочешь сказать? Зачем ты все это делаешь?

«Я бы дала тебе вот это…»

Рассел продолжал неотрывно смотреть на девушку, которая медленно потянулась ладонями к своей талии, к простому узелку, удерживавшему юбку. Затем руки девочки с нарочитой медлительностью принялись развязывать поясок.

«Нет», — подумал Рассел, когда на него нахлынула волна противоречивых чувств. Ему хотелось отвернуться от этого видения, но что-то продолжало удерживать его взгляд. Сияющая фигура приобрела странно-эротические и одновременно угрожающие очертания, что произвело на него совершенно ошеломляющее воздействие.

Когда с узлом было покончено, Рассел стал неотрывно всматриваться в смуглость ее тела, а как только ткань начала медленно спадать, как зачарованный уставился на расширяющиеся книзу бедра и округлость вступающего в пору женской зрелости живота. Он почувствовал небывалое доселе сексуальное возбуждение, которое, словно огнем, вспыхнуло у него между ног. Тнен-Ку удерживала опавшую ткань за уголок, так что теперь она вяло свисала от живота в обрамлении более светлых бедер.

Расселу казалось, что он вот-вот взорвется от все нарастающего безумного давления, распиравшего его подрагивающее тело, а когда тонкие пальцы наконец отпустили ткань, не удержался от непроизвольного резкого возгласа, почти крика.

В то же мгновение видение девочки исчезло, а спальню вновь наполнила темнота и затухающее эхо его крика. Миззи взметнулась и вцепилась в мужа.

— Рассел, что с тобой? Да ты весь мокрый! Что случилось?

Все еще дрожа, Рассел неотрывно смотрел в сторону противоположного края кровати.

— Дурной сон, — слабым голосом произнес он. — Да, дурной сон… Все будет в порядке.

Но порядок не восстановился — ни вскоре, ни потом, ни вообще…

В течение нескольких первых дней после того, как его посетило видение Тнен-Ку, Рассел Саузерз убеждал себя в том, что всего этого на самом деле не было, что он стал свидетелем всего лишь странно-реалистичного сна, воплотившего в себе его глубокие, подсознательные плотские желания. Тем не менее, ему никак не удавалось выбросить из головы тревожный образ молоденькой девочки, снимающей с себя свою простенькую юбку. Теперь он постоянно думал о ней, это стало чем-то вроде наваждения. По пути на работу, находясь у себя в манхэттенском офисе, даже дома, сидя рядом с Миззи перед телевизором, Рассел беспрестанно терзался, вспоминая образ стоящей в ногах его кровати Тнен-Ку. Когда же удавалось в достаточной степени сконцентрироваться на нем, ему начинало казаться, что он даже слышит ее голос, зовущий его по имени.

Но это было лишь начало.

Однажды вечером, когда он сам сидел перед телевизором, попивая традиционное мартини, а Миззи занималась приготовлением ужина, Рассел внезапно похолодел: прямо поверх изображения телерепортажа о пожаре в Бруклине по экрану поползла «бегущая строка», которая гласила:

«ВТОРОЙ ПАПА РАССЕЛ, ТНЕН-КУ СЛЕДИТ ЗА ТОБОЙ».

— Боже праведный! — воскликнул Рассел, резко выпрямляясь в кресле, по-прежнему не сводя глаз с телеэкрана и ожидая, когда надпись проплывет по нему повторно. Невероятно! Я этого не видел! Но ты же это видел… Он сидел, вцепившись в ручки кресла, чувствуя, как к горлу подкатил комок, и все так же дожидаясь повторного появления на экране тех же слов, которых там на самом деле не было. Ему казалось, что он начинает терять рассудок, и это испугало его еще больше. Просто он слишком много думал об этой маленькой девчонке. Перестань вспоминать о ней, вот и все!

Потрясенный, он продолжал смотреть выпуск новостей и слушать голос диктора, комментирующего мелькающие на экране сюжеты, хотя воспринимал лишь малую толику происходящего. Поначалу он собирался было рассказать жене о том, что случилось, но потом смекнул, что уж она-то точно подумает, что у него шарики за ролики закатились. Тем более, что Миззи всегда считала его сильным, прагматичным и рационально мыслящим человеком, и представил себе, как она отреагирует на подобное проявление умственной слабости. Нет, Миззи не должна ничего знать. Расселу следует самому разобраться со всем этим.

Но ведь его и в самом деле беспокоило то, что Миззи не разделяла его… его что? Галлюцинации? Чувства вины? Она пребывала в состоянии блаженного неведения, совершенно забыв про программу «Спасти ребенка», которая оказалась вытесненной каким-нибудь новым, мимолетным, но неизменно приятным увлечением. А ведь именно Миззи была инициатором всей этой затеи. «Это нечестно», — подумал Рассел…

В ту ночь она снова пришла к нему и села в ногах кровати — пленительная и завораживающая неведомой силой своего миниатюрного коричневатого тела, закутанная в подрагивающее покрывало. В руках она держала какой-то предмет, который затем медленно положила на одеяло, вслед за чем стремительно исчезла.

Горло Рассела сковала настолько сильная судорога, что он не мог даже сглотнуть, выговорить хотя бы слово, даже если бы у него возникло такое желание. Руки отчаянно дрожали, в унисон с бешено колотящимся сердцем и хрипловатым дыханием. Ему показалось, что его рассудок и в самом деле куда-то ускользает от него, и он твердо вознамерился завтра же сходить к врачу. Да, надо было взять отгул и посетить одного из его партнеров по гольфу, доктора Венатулиса.

В следующее мгновение он заметил, что на постели действительно что-то лежит — в том самом месте, где только что сидела девочка, — и снова ощутил дикий приступ страха. Резким движением откинув одеяло, Рассел накрыл ладонью предмет, сразу ощутив, что под рукой находится что-то твердое и прохладное. Что за черт?!..

Это была маленькая, явно ручной работы коробочка со сдвигающейся крышкой. Чуть встряхнув ее, он почувствовал, как что-то ударилось о внутренние стенки, и на какое-то мгновение испугался, что звук этот может разбудить Миззи. Рассел поспешно выскользнул из кровати и прошел в ванную, где зажег люминесцентные лампы вокруг зеркала и закрыл за собой дверь. Открыв коробочку, он увидел, что в ней лежат несколько маленьких, неровных деревянных палочек, размером примерно в половину кухонной спички. Создавалось ощущение, что все они гладко отполированы и сделаны из чего-то, похожего на слоновую кость… или, возможно, кость вообще. Пока Рассел стоял и отупело всматривался в содержимое коробки, до него внезапно дошло, что само ее наличие являлось материальным подтверждением реальности происходящего; таким образом, это была отнюдь не галлюцинация, он отнюдь не выдумывал все эти вещи — но ведь это означало, что Тнен-Ку действительно каким-то образом преодолела расстояние в десять тысяч миль, отделявшее ее островной дом от далекого Нью-Джерси…

Нет! — завопил его разум, отметая подобное допущение, но одновременно продолжая рассматривать вполне осязаемое доказательство и чувствовать, как от сильного нервного напряжения глаза начинают слезиться, испытывать жгучую резь.

Вытряхнув содержимое коробочки на крышку стиральной машины, Рассел продолжал их внимательно разглядывать и внезапно заметил, что они стали медленно передвигаться. Поначалу слегка подрагивая, на какую-то долю миллиметра приподнимаясь, словно тронутые дуновением неуловимого ветерка, косточки — Рассел теперь уже не сомневался в том, что это действительно были кости, — передвигались подобно железным иголкам под действием магнита, складываясь в некий причудливый узор. Чуть приглядевшись, Рассел узнал в нем карикатурное изображение черепа.

Непроизвольно вскрикнув, он конвульсивным движением смахнул их на пол, и они разлетелись по кафельному покрытию ванной. Это становилось слишком невероятным, слишком безумным!

— Рассел, это ты..?! — Миззи громко застучала в дверь ванной.

— Нет!.. То есть да, да, это я! А кто, черт побери, здесь еще может быть!

— Рассел, с тобой все в порядке? Что случилось? — Миззи подергала ручку двери — та оказалась заперта. — Рассел?

— О Бог ты мой, что еще?! Да, Миззи, со мной все в порядке. Иди в постель, прошу тебя. У меня просто кишечник разгулялся, вот и все…

— Мне показалось, что я услышала крик. Рассел, тебе что, нехорошо, да? Почему ты запер дверь? Ведь ты никогда не запирался в ванной, Рассел…

— Просто у меня сильная резь в желудке, вот и все. Дорогая, я… мне не хотелось тебя беспокоить. Сейчас, через пару минут выхожу.

Глянув на пол, Рассел увидел, что все то время, пока он разговаривал с женой, разметавшиеся по полу палочки продолжали медленно передвигаться, чем-то напоминая стаю крохотных животных. Из них постепенно образовывались слова, похожие на древние рунические символы, поначалу совершенно нечитаемые. Однако чем дольше он всматривался в образующийся контур, тем более отчетливо проступало содержание послания:

НАКАЗАНИЕ СМЕРТЬЮ.

Ему снова захотелось закричать, и он лишь жестоким усилием воли сдержал уже трепыхавшийся в горле вопль. Нагнувшись над полом и собирая маленькие белые палочки, он почувствовал во рту подступивший изнутри горький привкус желчи, после чего принялся лихорадочными движениями сбрасывать их в унитаз. Он несколько раз нажимал на ручку бачка, пока последний зловещий предмет не скрылся в пучине водяного водоворота.

К счастью, когда Рассел вернулся в спальню, Миззи уже крепко спала.

Он не мог заставить себя рассказать жене о мучивших его галлюцинациях, и стеснялся обратиться к врачу, тем более, с которым проводил свободное время на площадке для гольфа. Поскольку никакого реального, материального подтверждения, подлинного доказательства увиденного не существовало, он решил, что все это явилось лишь плодом деятельности его перевозбужденного, разбалансированного рассудка, подавленного чувства вины, а также не в меру разыгравшегося воображения. Поэтому он старался не обращать внимания на послания, отправляемые ему Тнен-Ку: предостерегающий заголовок в «Нью-Йорк пост», который тут же исчез с первой полосы газеты, стоило ему взять ее с уличной стойки; также похожее на череп пятно из кофейной гущи, оставшееся на дне чашки, когда он закусывал в кафе неподалеку от работы; пара темных глаз, взиравших на него из кружка спидометра его «монте-карло»; полунашептывающий голос, который, казалось, доносился из телефонной трубки между гудками; увиденный краем глаза на углу 56-й улицы рекламный ролик, сопровождавшийся словами «Тнен-Ку идет к тебе», и мгновенно исчезнувший, стоило ему более пристально всмотреться в него.

В нормальном состоянии Рассела Саузерза обязательно бы вы водили из себя и сильно тревожили все эти предвестники и знамения надвигающейся беды, внезапно появляющиеся на различных отрезках его заурядной повседневной жизни, однако на самом деле он практически смирился с этими сверхъестественными феноменами, столь неожиданно вторгшимися в его жизнь. Причина тому была весьма банальна — он попросту сходил с ума. Медленно, но неуклонно, а потому все это его уже не волновало.

«Ну и пусть, пусть идет ко мне, черт бы ее побрал! — думал он, поездом возвращаясь в тот вечер к себе домой. — Пусть идет, чертовка проклятая… а может, я давно уже ее жду?..»

По радио объявили его станцию, и он, поднявшись и подчиняясь коллективному рефлексу всей массы пассажиров, медленно двинулся к выходу из вагона. Оказавшись на платформе, он спустился по лестнице к автомобильной стоянке, где его должна была поджидать сидевшая в «монте-карло» Миззи — они заранее договорились о том, что в назначенный час она подберет его.

Машина оказалась зажатой между большим «фордом-универсалом» и полугрузовым автомобилем, и, приближаясь к знакомому белому профилю, Рассел внезапно пережил самый настоящий шок — из-за рулевого колеса на него поглядывали обрамленные длинными прямыми волосами темные глаза Тнен-Ку. Первым его непроизвольным желанием было остановиться, замереть на месте, однако усилием воли он все же заставил себя идти дальше все той же нормальной походкой — он даже улыбнулся и помахал рукой. Да, сразу же решил он, лучше не показывать этой маленькой стерве, что она его испугала. Он сделает вид, будто ничего не произошло, а потом сразит эту дьяволицу ее же собственным оружием.

Разумеется, она никак не ожидала от него столь естественного и спокойного поведения…

Он пытался выбросить из головы все мысли о Миззи, о том, что эта маленькая ведьма сделала с его женой, как вообще оказалась на ее месте в машине, хотя, впрочем, чего уж там — как; ясно — как! Нет, лучше сконцентрироваться на том, что предстоит вскоре сделать ему самому…

— Привет, второй папа Рассел… — приветливо произнесла она, распахивая перед ним дверцу справа. Он проскользнул внутрь салона.

Тнен-Ку улыбалась и даже чуть подалась вперед, словно желая, чтобы он поцеловал ее. Маленькая стерва! Рассел скользнул взглядом мимо ее лица, глянул на нежную шею и тут же обхватил ее своими пальцами. Пока он давил, а она беспомощно извивалась рядом с ним, пытаясь высвободиться из мертвой хватки, Рассел чувствовал, как его сознание переполняют булькающие, пузырящиеся струи восторженного блаженства.

— Наконец-то я добрался до тебя! — завопил он. — Добрался, и на сей раз у тебя не будет времени улизнуть!

Тнен-Ку открыла рот, в очертаниях которого уже не было никакого ехидства или хитрой ухмылки — лишь паника и боль. Рассел еще крепче сжал шею руками и принялся раскачивать все тело взад-вперед. Его кисти и предплечья буквально оцепенели, абсолютно ничего не чувствовали, а сам он словно со стороны наблюдал за тем, как чьи-то чужие руки душат эту темно-загорелую девочку-женщину.

Глядя на то, как распухало, надувалось ее лицо, щеки приобретали сероватый оттенок, а бездонные глаза превращались в громадные белые шары, Рассел чувствовал, что все остальные его чувства разом умолкли. Померкли огни автомобильной стоянки, и потому он уже почти не различал очертаний находившегося перед ним умирающего лица. В ушах его раздавались лишь гулкие отголоски собственного пульса, и он совершенно не замечал возбужденных криков людей, скапливавшихся вокруг его «монте-карло». Не почувствовал он и того, как чьи-то сильные, решительные руки схватили его, отрывая от мертвого тела, выволокли из машины…

Стукнувшись о жесткое покрытие автостоянки, Рассел поднял взгляд на маячившее в глубине кабины искаженное, неестественно-страшное овальное лицо жены. Кто-то звал полицию, а он все продолжал лежать, видя перед глазами лишь мельтешащие тени — со всех сторон на него надвигались вечер и страх. Когда же сумеречную тишину разрезал вой полицейских сирен, Рассел ответил на него лишь пронзительным, не менее сильным воплем, а затем стал быстро погружаться в водоворот черного безумия.

В Манхэттене, в какой-то квартире кто-то развернул номер «Таймс мэгэзин», в котором целая полоса была отдана рекламному сообщению…

0